Стройиндустрия: новые идеи для старой отрасли

01.10.2012

Каковы мощности стройиндустрии Пермского края? Над этим запросом министерства строительства и архитектуры будут работать ученые и специалисты строительного факультета ПНИПУ. Планируется, что это объемное, масштабное исследование должно быть выполнено в 2013 году. Мы также обратились к ученым с вопросом о перспективах развития стройиндустрии края, о видах, объемах и характеристиках пермских стройматериалов.

Константин Южаков,  заведующий кафедрой стройматериалов ПНИПУ, доцент, кандидат педагогических наук, Почетный строитель РФ, представил реальные расчеты того, что мы имеем и что можем иметь.   

Итак, что мы строим и из чего мы строим?

  1. КПД (крупнопанельное домостроение).

Панели для КПД в Перми выпускают два предприятия. Для 100 тыс кв. м  жилья в год может выпускать панели 97-й серии «Стройпанелькомплект», для 140-150 тыс кв. м в год выпускает панели серии 600 Пермский завод силикатных панелей. Всего на 250 тыс кв. м в год у нас реально имеется стройматериалов для КПД.

  1. Кирпич.

Для кирпича у нас не очень хорошее сырье. Это энергоемкое производство – обжиг, например, происходит при температуре около 1000 градусов. Достойных альтернативных материалов сегодня нет.

  1.  Монолит (с 2000 года его объемы увеличились в 40 раз).

Расход бетона на 1 кв м – 0,5 куб.м. На этаж 300 кв м – 150 кубов.  Если будем строить 30% от 2,7 млн кв. м жилья из монолита, потребуется  900 тыс кубометров бетона в год. Бетоносмеситель (1 куб) делает 4 замеса в час (4 куба в час). Значит, для 900 тыс кубов должно работать круглосуточно 25 смесителей (предприятий). Этот объем уже есть сейчас в Перми. Но при этом есть ЖБК-1, который стабильно контролирует качество бетона, а есть шабашники, качество которых оставляет желать лучшего.

 

Качество пока не гарантировано

Стройиндустрия: новые идеи для старой отраслиПрименение альтернативных  стройматериалов невозможно из-за ограничений российских техрегламентов. В Финляндии, например, в таких же климатических условиях, что и у нас, строятся дома в основном панельные и деревянные, причем, до 7 этажей. В России никто не разрешит строить семь этажей деревянного дома - пожарные тотчас арестуют.

Вместо того чтобы возить стекло из Китая, стоило бы поработать над восстановлением Сылвенского стекольного завода.  «Горнозаводскцемент»  выпускал 2,7 млн т цемента в год, а сейчас – не больше 1,3-1,5  млн т.  Это еще один объект, требующий восстановления и расширения. Причем, есть заинтересованные в строительстве новых объектов стройиндустрии инвесторы, но их планам отчего-то не бывает суждено реализоваться. Наверное, тогда надо начинать с вопросов перестройки системы, идеологии управления отраслью.

 

Жесткость и неповоротливость техрегламентов не ведет и к повышению качества строительства. На строительство Кудымкарский драмтеатра, например,  бетонную смесь возили из Перми. Время туда в пути автобетоносместителя составляет 5-6 часов, а разрешенный срок перевозки бетона – не более 2,5 часов. Естественно, он расслаивался и схватывался по пути, а на стройплощадке его, скорее всего,  разбавляли водой, в полтора-два раза этим уменьшив марку материала, использующегося для несущих конструкций. Можно и в центре Перми наблюдать картину,  как бетоносмесители на стройках стоят без движения «груши» по нескольку часов.

Нынешний результат действия старых ГОСТов в том, что строительный рынок России отстал на целый век. Хотя научная, исследовательская мысль не стоит на месте.

 

Отходы – в доходы

Стройиндустрия: новые идеи для старой отраслиВиталий Шаманов, ассистент кафедры, изучает бетоны и части бетона. В своих исследованиях он делает неутешительный вывод: сырьевая база для цемента в крае ограничена. При этом около 20% отходов дробления на любом карьере из-за дороговизны переработки остается неиспользованными. Если штрафы за экологию будут превышать рентабельность по переработке, то ситуацию можно будет исправить.

- У нас есть многочисленные примеры того, как в нашем регионе можно использовать отходы производств, - рассказывают ученые кафедры. - Оказывается, что осадок, получающийся в процессе нейтрализации отходов березниковской «Соды» и кислых вод Кизела – это наноструктура, из которой можно сделать гипсовый водостойкий кирпич марки 300. Казалось бы, это противоречит всем законам химии. Но это так. А еще раньше установили, что отходы «Галогена» -  густая пульпа - это прочнейший водостойкий материал. На  Чусовском металлургическом заводе накоплено 250 млн т шлаков, которые  пока  применяют только как щебень, а можно было бы исследовать возможности расширения сфер его применения. Сера – отходы производства  «ЛУКОЙЛ-Пермь» – может быть использована как вяжущее для производства серобетона.

Мы в своей лаборатории получили из кизеловских терриконников вяжущее, на основе которого можно изготавливать, например, тротуарную плитку, кирпич с более высокими качественными характеристиками.  Объемов терриконников хватит для работы малых предприятий на много лет вперед.  И можно было бы там всех обеспечить работой.

Стройиндустрия: новые идеи для старой отраслиИ еще одна идея от стройфака. Автор ее - Ксения Сарайкина, которая работает над темой использования базальтовых  волокон для  армирования в фибробетоне.  Если из этого материала «спрясти» нить, то эта базальтовая «пряжа» в полной мере может заменить металл для арматуры. Базальт  в разы снижает стоимость и вес конструкций.  Можно располагать волокна как хаотично, так и направленно (в виде сетки). Можно разные конфигурации, формы создавать, в результате чего возможны будут бетонные изделия любых архитектурных форм. Базальтовые волокна имеют высокую прочность на изгиб и растяжение. У неметаллической арматуры высочайший модуль упругости. На разрыв волокно не разорвешь. 

Для рационального использования природных ресурсов и некондиционного сырья,  организации инновационной, объемной, очень необходимой отрасли, производящей новые материалы с новыми, не виданными ранее характеристиками, необходимо создание необходимых условий государственно-частного партнерства.  Таков вывод специалистов.

Стройиндустрия: новые идеи для старой отрасли

Текст: Лариса Чичурина

Наверх