Каждому – по потребностям

01.08.2012

В этом и есть успех и слава любого строительства, - уверен Сергей Шамарин

Сергей Шамарин-  Как можно говорить о рынке, которого нет? – отказался по - началу беседовать об индивидуальном строительстве Сергей Шамарин, Почетный архитектор, член Совета Национального Объединения Проектировщиков..

- Но, Мастер, не Вы ли год назад в одной из публикаций назвали строительство «беременностью цивилизации», имея в виду безальтернативность естественного физиологического процесса? Жить в своем доме, на земле, со своим крыжовником в саду… Об этом мечтает добрая половина горожан. Разве их мечтания не «разгонят» этот рынок, разве бизнес не отреагирует своими предложениями?

- Реагирует-реагирует. Десятками-сотнями предложений с одинаковыми картинками – черешней разбросанных домов с красными крышами и многочисленными обещаниями: у нас будет то, это, пятое-десятое, самое дешевое, самое удобное…

- И почему Вам это не нравится?

-  Мне не нравится жить в условиях, в которых ты, как человек,  приобретающий жилье, оказываешься задавлен ипотеками, кредитами, проблемами. Да еще и дискриминацией по возрасту. Почему-то государству выгодно чтобы мы  головы не поднимали от проблем, чтоб не было сил двигаться вперед, о чем-то думать, что-то обсуждать… Почему, заявляя о стимулировании жилищного строительства, мы вместе с этим превращаем человека в раба -  в заложника банка, потом – в объект расправы приставов?  Какое удовольствие так жить?

- Почему так  много боли в вашем заявлении? Архитектором можешь ты не быть, но гражданином быть обязан?

- С такой политикой не может сформироваться заказчик, о котором бы мечтал любой архитектор, строитель, дизайнер. Заказчик, который знает, что он хочет строить, для кого и для чего. И, расправив плечи, уверенно смотрит в будущее, а не считает судорожно деньги на каждом новом этапе строительства, при этом экономить начиная на проекте – а это стратегическая ошибка!

Я как-то пытался работать с очень небедным клиентом. И он никак не мог понять, что я от него хочу. А я лишь пытался выяснить, что за дом будем строить: для постоянного проживания семьи, для отдыха, для охоты? Не хочет ли он иметь название дома: например «дом на холме», «особняк у пруда» и т.д.? В результате мне раздраженно сунули картинку из каталога недостроенного дома, где башенки, петушки, красная псевдочерепичная кровля…Если даже у богатых людей такое отсутствие индивидуальности, понимания, чего хотят, осознания нового качества жизни, что говорить не про богатых? Строят все, кто во что горазд: кто-то разобрал старые бревна, печку, кирпичи откуда-то натаскал…

Серьезности рынка не вижу. Полный самострой, который государство отпустило, так как по Градостроительному кодексу объекты до 3-х этажей и до 1000 кв м не контролируется практически никак.

Чудовищный пример: из всей территории Перми, занятой  жилой застройкой, 50% застроено индивидуальным жильем, контроля за которым закон не требует. Может, поэтому Верхняя Курья - деревня, хотя это центральная часть Мотовилихинского района? Поэтому в Средней Курье (это Ленинский район!) - ни воды, ни дорог, ни вывоза мусора? Подключение даже подведенного газа стоит десятки тысяч рублей.  Одному моему товарищу содержание дома в зимний период обходится в 80 тыс рублей в месяц! Когда выбираемся за пределы города, мы спокойно едем по шоссе лишь до  того места, где надо свернуть  к поселку. У власти одно оправдание: мы это не должны делать за бюджет!

Есть ростки других, положительных примеров - строительство поселков вокруг Култаево. Но и этот район только еще начинает обживаться.

Европа поехала обратно

- В начале кризиса, пару лет назад, я встречался с риэлторами из Берлина. Меня впечатлила цена аренды в отреставрированном историческом доме в центре Берлина – 6-9 евро за кв м. Низкая стоимость ипотеки, вменяемые цены на жилье позволили многим берлинцам переехать в поселки в окрестностях города. И вдруг эти люди начинают понимать, что едут на работу 1,5 часа и 2 часа - с работы через пробки. Дома только спят, даже не выпив пива. И у них началась волна перепродаж. Теперь у немцев востребована хорошая квартира в городе! Лондонцы также хотят не хороший дом за Лондоном, а хорошую квартиру в Лондоне. Те таун-хаусы, которые там существуют, их не устраивают. Если европеец здоров в свои 85 лет, у него куча планов на лето, и он может позволить себе отдыхать на природе, рисует акварелью, лепит горшки, тогда ему нужен загородный дом. Я также  не понимаю удовольствия жить в чистом поле, бывшем картофельном. Мне приятнее жить в городе, в центре событий, развлечений, работы, встреч.

 

Народная бразильская изба или пермский конструктивизм?

- «Город – есть орудие труда. Города больше не выполняют нормально своего назначения. Они становятся бесплодными; они изнашивают тело и противятся здравому смыслу… Города не достойны своей эпохи, они уже не достойны нас».

- Дискутировать цитатам великого Ле Корбюзье, конечно, беспроигрышный вариант. Знаете, в чем для меня его величие?

- ?

- В 20-30-е годы прошлого века над застройкой Рио-де-Жанейро работала вся плеяда звезд рождающейся современной архитектуры, в том числе и Ле Корбюзье, и Оскар Нимейер. Как и  у нас, там до сих пор 70-80% территории города  захвачено индивидуальными застройщиками,  и каждый строит для того, чтобы просто было где жить. Но там каждый дом – шедевр модернизма, и народная бразильская архитектура – это архитектура конструктивизма. Дома построены без участия проектировщиков и архитекторов, но их образы      скопированы  с лучших объектов звездных архитекторов начала века. И эта архитектура гораздо честнее, а потому намного впереди нас.

- Что можем мы назвать пермской народной архитектурой?

- У нас ее нет. У нас нет народного пермского дома. Только классическая изба-пятистенка. Купеческие дома копировали столичные – а там тоже кто-то кого-то скопировал, Италию или Голландию… Это наша история. Факт, который надо принять. Петушки и башенки, железные крыши, имитирующие черепицу – это не есть правда.  Зачем уходить в сусальный историзм с арочками? Конструктивная необходимость в арочках ушла, так как раньше они держали перекрытия      вместо перемычек. Арка резко понижает освещенность, делает впечатление низкой комнаты. Чушь!  Один из домов  выше названного поселка хозяин все -таки украсил арочкой, хотя архитектура там совсем другая… Но люди не понимают, все это рисуют, строят…

 

Люди всякие важны, люди  всякие нужны

- Многие регионы работают активнее нас: Екатеринбург, Челябинск, Башкирия, Татария ставят рекорды по строительству жилья. У нас какая-то временная яма…

- Просто стучать кулаком и требовать дополнительные метры бессмысленно. За предыдущие  5 лет мы с коллегами превратились в нищих.  Строительная отрасль  в Перми буквально встала! Но есть надежды на новое правительство, может быть сейчас кому-то другому будет хуже, но не  нам. Если будет стимул для заказчиков, профессионалы будут строить. И у них будут другие интересы, чем 100-процентная рентабельность. Урвать объект – сорвать куш с него, а потом ждать другой такой же лотереи… Серьезным профессионалам это не интересно, не солидно, не перспективно для их бизнеса.

- А что сейчас интересно?

- Большое внимание в мире приковано к социальным проектам. Везде внимательно относятся к их качеству и красоте. Упаси бог, если социальный проект подчеркнет твою бедность – такое никогда не пройдет ни в какой стране мира. Социальный – значит, лучше, чем построенный за свои деньги, потому что платит государство. Риккардо Бофилл, которого Чиркунов звал аэропорт в Перми проектировать, строил социальное жилье из монолитного бетона в виде огромных дворцов с огромными окнами. Огромные столбы держат портики, а эти столбы, на самом деле, - лестницы и лифты. (Упаси вас бог подумать, что я являюсь его поклонником! Я говорю о подходах… Мне гораздо ближе творчество Стивена Холла, например). То же самое я видел в Копенгагене – стоят большие красивые виллы, а в каждой, оказывается, по 8 социальных квартир. В Балтиморе в США муниципалитет выполнял обязательства перед определенной социальной группой низшего звена работников дошкольного образования. В центре города был построен мощный торговый центр. А на его крыше был возведен «социальный» небоскреб. 18(!) государственных и частных финансовых институтов принимали участие в создании цены этого жилья, доступной для потребителя - налоговая делала отсрочку и рассрочку по налогам, искала льготы, банки давали льготы и отсрочки по погашениям, власть выступала гарантом. Жители  были освобождены от платы за землю. За нее платит торговый центр, соглашается к строительству на своей крыше небоскреба, лишь бы быть размещенным в центре города. Такими коллективными усилиями и договоренностями для потребителя была сформирована доступная цена. Где-нибудь видели что-то подобное у нас?

Все мировые профессиональные конкурсы особо отмечают социальные проекты. Все, что построено за большие деньги, никого не волнует. Даже «нобелевская» архитектурная премия Притцкера усилия направляет на региональные и социальные открытия в архитектуре. Не надо строить сверкающий стеклянный небоскреб – он в Кунгуре будет не востребован. Ты в Кунгуре найди «кунгурскую идею». И если это будет всплеск, который при этом еще и решает местные социальные проблемы, – такой объект будет замечен. Соревнование идет за самые эффективные решения региональных задач, за создание своей архитектуры, а не копирование того, что никогда не достигнешь.

- Сергей Александрович, не пойму, то ли скептик Вы, то ли идеалист…

- Мое мнение – не скептическое. Я говорю: не надо строить то, что будет брошено. Не надо продавать недостроенные остовы. Но надо строить и продавать жизнь: красивый современный дом, к которому можно подъехать на авто, не испачкав колес, а в доме - горящий камин, включенный торшер, заполненный холодильник… Вот это качество жизни мечтает купить сегодня каждый человек.

 

Цена вопроса:
Проект, по европейским рекомендациям, стоит:
15-25% от цены строительства индивидуального дома;
5-10% от цены строительства многоквартирного дома.

 

 Текст: Виктория Викторова

Наверх